Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

MBA: национальный враг №1?

MBA: национальный враг №1?

Легко понять, почему программы MBA обвиняют в финансовом кризисе. В 1970-е, когда Ричард Фалд (Richard Fuld), бывший управляющий компании Lehman Brothers, посещал бизнес школу NYU Stern School of Business и Стэн О’Нил (Stan O'Neal), бывший управляющий компании Merrill Lynch, проходил обучение в школе Harvard Business School, доктрина акционерной стоимости завоевала господство среди национальных бизнес школ. Фалд, О’Нил и другие новоявленные обладатели MBA того поколения продолжали приобретать мир, где, следуя той доктрине – увеличивая акционерную прибыль, – стали чрезвычайно богатыми людьми.

Итак, неудивительно, что Фалд и О’Нил в возрасте около сорока лет сделали крупные ставки на ценные бумаги, обеспеченные закладными, которые, как они полагали, поправили бы их итоговые строки, но в конечном счете разорили их компании и нанесли сокрушительный удар по миру экономики. Временами кривая зависимости между покрытым плющом кампусом школы Harvard и глобальной экономической катастрофой кажется жирной, черной и прямой.

Но так ли это? Можно легко привести противоположный аргумент. Начнем с того, что многие обладатели MBA продолжают жить жизнью, о которой можно отозваться как о добродетельной. И многие руководители корпораций, которые оказались среди злейших виновников в нынешнем экономическом кризисе, никогда и близко не подходили к MBA, в том числе Джим Кейн (Jim Cayne) из Bear Stearns, Фрэнк Рейнс (Frank Raines) из Fannie Mae и вся разношерстная команда компании AIG.

Заложили ли национальные бизнес школы фундамент экономического кризиса и в какой степени - спор, захлестнувший мир менеджмент-образования в наши дни. Филип Делвз Бротон (Philip Delves Broughton), получивший MBA в Harvard и написавший о своем обучении в этой школе книгу Ahead of the Curve: Two Years at Harvard Business School, называет акроним из трех букв MBA «алыми буквами позора» и предлагает заменить их на «Мастер делового апокалипсиса».

Но это только начало. Сама школа HBS, которая в излишке произвела на свет недавних неудачников, в том числе Джона Тэйна (John Thain), Merrill Lynch, и Рика Вагонера (Rick Wagoner), General Motors, исследует свою роль в кризисе. Джоэл Подольни (Joel Podolny), бывший декан бизнес школы Yale School of Management, в своей статье в июньском выпуске Harvard Business Review выразил громкий призыв к проведению реформы. Тем временем, обсуждение издания HBR в режиме онлайн вины бизнес школ в кризисе растянулось на несколько недель – где два из трех респондентов в онлайн опросе HBR заявляют, что бизнес школы по крайней мере частично несут ответственность за этические ошибки своих выпускников. Даже герой комиксов Дилберт (Dilbert) критикует MBA в последние дни. «Я слышал, что ты получил MBA, - говорит Элис (Alice) коллеге по работе в комиксе от 20 мая. - Прямо как придурки, которые раздолбали экономику».

Бизнес школы переживали похожий приступ внешней критики и внутренней переоценки ценностей в 2002 году, после разорения компании Enron, открывшего новую эру реформ учебного плана, дисциплин по этике и других изменений. Уже тогда бизнес школы упрекали в том, что они не справились с контролем плохих намерений студентов MBA, позволив нескольким негодяям получить образование без понимания того, что такое хорошо и что такое плохо.

Сейчас обвинения имеют более серьезный и систематический характер. Бизнес школы не только закрывают глаза на недостаток этики у своих студентов, чему есть доказательства, они наделяют их этим правом. Концентрируя внимание студентов на акционерной стоимости, школы создают интеллектуальные предпосылки и теоретические основы, позволяющие цвести пышным цветом некоторому виду нравственного релятивизма на кампусах и, в итоге, собственно в мире бизнеса. «Неукротимый свободный рынок в качестве ответа на все вопросы стал основой бизнес образования», - заявляет Ракеш Курана (Rakesh Khurana), профессор по лидерству школы Harvard и автор работы From Higher Aims to Hired Hands: The Social Transformation of American Business Schools and the Unfulfilled Promise of Management as a Profession.

Недостаточно критичны

В то время как модель максимизации акционерной собственности набирала обороты, бизнес школы начали борьбу за передовые места в рейтингах средств массовой информации, например, в выходящем раз в два года списке BusinessWeek ведущих бизнес школ. Некоторые преподаватели просят деловые средства массовой информации посмотреть на себя в зеркало, прежде чем указывать пальцем на одни бизнес школы за сегодняшние проблемы. Джеймс О’Тул (James O'Toole), профессор по бизнес-этике в школе University of Denver's Daniels College of Business, считает, что рейтинги бизнес школ помогли студентам превратиться в потребителей, а бизнес школам - в бизнес. В результате, по мнению критиков, некоторые бизнес школы в большей степени озабочены тем, как помочь студентам устроится на высокооплачиваемую работу, чем как научить тому, каким образом их решения могут повлиять на компанию, на которую студенты работают, и на экономику в целом. «Студенты – это не заказчики. Они студенты, - считает Алекс Чу (Alex Chu), консультант по вопросам поступления и выпускник 2001 года бизнес школы University of Pennsylvania's Wharton School. - Бизнес школы наступили на те же грабли, что и деловые средства массовой информации. Они не были достаточно критичны к тому, что происходит, что сделало их соучастником проблемы».

Для бизнес школ вопрос соучастия в кризисе очень запутанный. Те, кто придерживается мнения, что бизнес школы виноваты, допускают существенную ошибку в обвинении с педагогической точки зрения. Те, кто говорит, что неверные решения руководителей с образованием MBA, которые были замешаны в нынешнем кризисе, были сделаны только ими – продукт врожденных ценностей и десятилетий обучения на рабочем месте – идут даже еще на больший риск. «Программы MBA создали господствующее представление о бизнесе, его языке и инструментах, - сообщает Анхел Кабрера (Angel Cabrera), президент бизнес школы Thunderbird School of Global Management. - Сказать, что мы не несем ответственность, значит сказать, что образование MBA изжило себя».

Дело все усложняет тот факт, что бизнес-лидеры со степенью MBA, которые оказались в самом эпицентре кризиса, все получили образование 30 лет назад, задолго до того, как был разработан нынешний учебный план бизнес школ, задолго до того, как сегодняшний преподавательский состав появился на сцене, и задолго до появления рейтингов. Те мужчины и женщины являются продуктами образовательной системы, которой больше не существует. Если бизнес школы виноваты, тогда реформа - в какой бы форме она ни была – возможно, опоздала на 30 лет.

Для многих представителей сообщества бизнес школ, само заявление о виновности абсурдно.

На панельной дискуссии в Орландо в прошлом месяце Ричард Козир (Richard Cosier), декан бизнес школы Purdue University's Krannert School of Management, сказал, что все школы, аккредитованные организацией AACSB, преподают этику, вопросы порядочности и социальную ответственность – и поэтому не могут обвиняться в причастности к кризису. «По моему мнению, бизнес школы будут продолжать выпускать студентов, кто станет скорее частью решения, чем проблемы», - добавил он. Сидни Финкельштейн (Sydney Finkelstein), профессор по лидерству и стратегии бизнес школы Dartmouth's Tuck School of Business, согласен с этим. «Мы не делаем генеральных директоров, и мы не разоряем компании в бизнес школах», - сообщил Финкельштейн. По его словам, лучшие программы MBA остаются очень ценными. «Мы живем в мире организаций, - заявил он. - Единственным и лучшим местом, где можно понять, каким образом функционирует организация и как ее можно усовершенствовать, - это среда бизнес школы».

Этические головоломки

Уоррен Беннис (Warren Bennis), заслуженный профессор по деловому администрированию школы USC Marshall School of Business, согласен, что нельзя сложить всю вину за кризис на бизнес школы. Но он также считает, что бизнес школы должны лучше выполнять свою работу по обучению открытости информации и тому, что значит быть честным руководителем предприятия. «Мы не даем в достаточной мере информации о реальном мире бизнеса и легкости, с которой можно незаметно поддаться жадности и высокомерию, - считает он. - Нам необходимо лучше готовить студентов».

Для многих критикующих бизнес школы проблема того, каким образом программы MBA относятся к различным этическим головоломкам, которые могут привести к глобальной экономической катастрофе, заключается в том, что во многих случаях они рассматриваются слишком поздно. Создавая факультативные предметы по этике, программы делают возможным провести два года в бизнес школе не задумываясь о том, что есть хорошо и что есть плохо, каким-либо систематическим образом – вопросы добропорядочности изучаются факультативно. Кабрера считает, что этика должна быть интегрирована во все курсы программы MBA и включать практические решения этических проблем, с которыми студенты столкнуться в своей работе после окончания MBA.

Такой подход соотносится с идеей, которая возникла в последние годы, чтобы довести до профессионального уровня образование MBA. Защитники этого подхода считают, что MBA должно включать многие из тех же самых элементов, что и юридическое и медицинское образования – например, сделать степень обязательной для определенных должностей, проводить квалификационное тестирование, похожее на экзамен юристов для поступления в коллегию адвокатов, и самое главное, чувство ответственности перед обществом. В школе Thunderbird от студентов MBA требуется подписать клятву и повторить ее вслух всем вместе при выпуске, в которой они помимо всего прочего обещают «стремиться поступать честно и порядочно». Кабрера считает: «MBA – это самая высшая профессиональная квалификация в менеджменте, как MD – самая высшая квалификация в медицине».

Управляемые личные интересы

Конечно, аналог Клятвы Гиппократа бизнес школы не гарантирует, что выпускники MBA не навредят. Но она не может быть вредной, особенно если бизнес школа реформирует то, что сейчас, кажется, неизбежно выходит далеко за пределы простой клятвы. Курана считает, что идея лидерства, движимого личными интересами, которая сейчас продвигается в мире бизнес школ и практикуется в мире бизнеса, должна уступить дорогу чему-то новому: служащее лидерство, направленное не на собственное обогащение, а на «управляемые личные интересы».

Джон Фернандес (John Fernandes), президент и генеральный директор организации AACSB, считает, не стоит обвинять бизнес школы в кризисе, но он уверен, что любые предпринятые реформы в результате кризиса станут шагом в верном направлении. «Бизнес школы относятся к этому очень серьезно, - добавляет он. - Все, что они могут сделать, чтобы улучшить лидеров, они сделают. Они не учат людей воровать».

По материалам сайта www.businessweek.com.

Планируете поступать в бизнес-школу - будьте в центре событий, подпишитесь на рассылку "Новости МВА, GMAT, TOEFL"!

Хотите увеличить свои шансы при поступлении в бизнес-школу – для вас наши индивидуальные услуги: подбор школ, помощь в оформлении эссе, рекомендаций, транскриптов, интервью-тренинг, индивидуальная подготовка к GMAT и TOEFL, а также ответы на любые вопросы!


Назад