Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

MBA и мировой финансовый кризис

MBA и мировой финансовый кризис
На протяжении долгих лет будущие Гордоны Геко, мечтавшие подняться по корпоративной лестнице финансового мира, должны были получать степень Мастера Делового Администрирования, или МВА, по крайней мере, если хотели ездить на Феррари и в 30 лет уйти на пенсию с большими деньгами.

Степень, которой владели все — от бывшего президента Джорджа Буша до Генерального Директора  Citigroup Викрама Пандита — МВА была высшим символом статуса для талантливых банкиров во времена кредитного бума.

Когда международная финансовая система была покалечена во время самого тяжелого экономического кризиса со времен Великой Депрессии, многие задаются вопросом, чему именно учили этих людей, когда они получали свои МВА?

Газета The Guardian недавно опубликовала статью под названием «Кто научил их, что жадность — это хорошо?». Многие считают, что бизнес-школы стали просто фабриками, исповедующими догму свободного рынка и поддерживающими деловую культуру, которая подталкивает людей все больше и больше рисковать в поисках все возрастающего вознаграждения. Бизнес-школы обвиняют в том. Что они являются частью проблемы, а не решения.

Капитализм под вопросом

Как бы то ни было, в элитных европейских и американских школах не происходит какого-либо радикального пересмотра цели или содержания программ.

«В каком-то смысле, это такое же событие, как и все остальные», - говорит сэр Эндрю Ликерман, декан Лондонской Бизнес-Школы (LBS).

У LBS просторный современный кампус в покрытом листьями Риджентс Парке в центре Лондона; такой кампус вполне подходит для школы, признанной одной из первых в рейтинге МВА газеты Financial Times за 2009 год. В столовой подается мясо страуса с медом и орехами кешью на ланч, но почти никто его не ест. 

«Рынки работают каждый день, просят ли об этом люди или нет»

Салли Блаунт, Университет Нью Йорка

Финансовый кризис определенно чувствуется.«Это совершенно точно»,- говорит Луис Амадио Резенде, 30 лет, который в прошлом августе оставил свою работу в компании кабельного телевидения в Сан-Пауло, чтобы получить МВА. «Люди очень волнуются, потому что они вложили деньги в обучение и не знают, получат ли в итоге работу».

Стоимость МВА в LBS составляет 45 500 фунтов, что гораздо дешевле чем в большинстве эквивалентных американских заведений.

В вестибюле, где расположились мистер Резенде и его друзья, развешаны объявления о семинарах на тему «Как управлять экономическими спадами». В этом году, как  и всегда, студенты должны ответственно учиться, чтобы получить свои МВА. В обязательные предметы включается «Этика и корпоративная социальная ответственность» и,  конечно, «Принятие решений и анализ рисков».

Несмотря на обвинения в том, что бизнес-школы прячут головы в песок, большинство из них не собираются пересматривать свои учебные планы.

 «Основы бизнеса»

Также школы не чувствуют необходимости внести изменения с целью предотвратить подобные кризисы в будущем.

«Мы верим, что основы бизнеса, которые мы преподаем, не изменятся даже в такие времена», - говорит Джейн Тромбли, представительница Бизнес-Школы Колумбии в Нью Йорке. «Мы не можем изменить корпоративные финансы: такие вещи не меняются».

Школы также отрицают, что они потерпели неудачу или ответственны за сегодняшний беспорядок.

«Я этого не признаю», - утверждает сэр Эндрю. «Вы можете в равной доле обвинить потребителей в том, что они слишком много берут в долг, банки, за то, что дают кредиты, или государство, которое позволило всему этому случиться»

«Если вы обратитесь к истории, вы увидите, что такие кризисы происходили задолго до того, как появились МВА», -  добавляет он.

Однако генеральные директора непобежденных Merrill Lynch и Lehman Brothers, Стэнли О'Нил и Ричард Фул — обладатели MBA (Энди Хорнби, бывший глава Британского кредитного учреждения HBOS, также получил МВА в Гарварде). Они должны были быть более умной породой банкиров. Почему же они так провалились?. «Трудно винить школы, так как они, возможно,  вообще не соприкасались со своими бывшими студентами годами и десятилетиями», - заявляет Фрэнк Браун, декан французского Insead, кампусы которого расположены в предместьях Парижа и Сингапура.

Человеческая природа?

Но есть ли смысл изучать экономику, если сегодня все наши познания о том, как функционирует рынок, можно выкинуть в окно? Никто из деканов не испытывает подобного кризиса веры.

«Я до сих пор верю в капитализм — просто он должен быть с более существенной основой и более прозрачен», - говорит мистер Браун.

По мнению представителей школ, экономика как сфера обучения все также актуальна и не исчезнет из общественного зрения, как некогда исчезли алхимия или френология.

«Экономика это наука о том, как люди приниамют решения», - рассказывает Салли Блаунт, декан школы бизнеса Университета Нью Йорка. «Рынки работают каждый день, просят ли об этом люди или нет»

Готовясь к следующему занятию, мистер Резенде говорит, что понимает, почему люди ставят под вопрос ценность бизнес-школ, но предполагает, что кризис коренится скорее в природе людей, нежели в образовании.

«Вы можете преподавать управление рисками, но если потом студент пойдет туда, где его будут вознаграждать за риск и все остальные будут делать на этом деньги, он тоже будет в этом участвовать», - утверждает он. «Если все ожидают, что бизнес-школы научат людей быть менее жадными, то это слишком большая ответственность для нас».

Новая реальность.

В то время, как банки больше увольняют, нежели нанимают сотрудников, бизнес-школы это все еще бизнес, и у них нет других выходов, кроме как приспособиться к новым экономическим реалиям.

В Insead во время экономического бума 85-90% выпускников находили работу сразу после окончания. Сейчас этот показатель на уровне 65-75%.

В связи с этим большинство школ вводят дополнительные обязательные предметы, поскольку надеются, что их выпускники найдут место в негосударственных организациях или правительственных институтах, которые играют все возрастающую роль в экономике.

«Я думаю, это лучшее время для того, чтобы обучить людей особенностям нашей экономики, этики, и тому, как они функционируют на современном рынке», говорит Салли Блаунт.

По ее словам, новый курс Университета Нью Йорка по бизнес экономике с акцентом на ее политический компонент, который стартует в следующем году, уже получил 800 заявок на 50 свободных мест.

И хотя большинство бизнес-школ отрицают, что они являются башнями из слоновой кости, продвигающими определенный тип экономики, все же возникают робкие предположения о том, что популярность постулатов свободной рыночной экономики Милтона Фридмана на факультетах может понизиться.

«Очень неприятно вступать в спор с людьми, которые считают, что рынок может сам по себе решить все проблемы», - заявляет Блаунт. «Мы поняли, что рынок -  не Бог».

Остается открытым вопрос, будет ли аббревиатура МВА столь же популярна в 21 веке, как она была в 20ом, и как дальше будет развиваться банковская индустрия.

Однако те, кто работает в этой сфере сейчас, вынуждены прибегать к методам, о которых нельзя было и подумать несколько месяцев назад.

На прошлой неделе бывший инвестиционный банкир, который прежде работал в корпоративных финансах, присоединился к The Guardian в качестве делового репортера. Это пугает, когда банкиры начинают искать профессиональную стабильность в журналистике.

По материалам: news.bbc.co.uk 


Назад