Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

Козырь европейских программ

Козырь европейских программ

Европейские бизнес школы набрали вес, покоряя абитуриентов разнообразием учебных программ.

Первое десятилетие этого века может стать эрой господства европейских бизнес школ. Долгое время Америка была вне конкуренции, но теперь, как считают аналитики, у европейцев появился шанс догнать заокеанских конкурентов. Среди европейских школ при этом лидируют британские - из 35 лучших европейских школ 18 находятся в Великобритании.

Американские школы начинают проигрывать из-за резких колебаний числа абитуриентов и сложностей, которые возникают у выпускников с наймом на работу. Ситуация с европейскими школами более ровная.

Традиционные для выпускников бизнес школ работодатели, банки и консалтинговые фирмы, принимают на работу гораздо меньше выпускников с дипломом MBA, чем раньше. Европейские студенты оказались более гибкими и упрямыми в поиске работы, и многим из них удается найти ее самостоятельно.

Рынок труда в Европе оживился - наверное, поэтому здешние бизнес школы чувствуют себя лучше, чем американские. Одной из причин может быть то, что программа MBA в Европе в большинстве случаев занимает год, и обучающиеся могут довольно быстро вернуться на работу.

Хулио Ургел (Julio Urgel), директор EQUIS, европейской организации, занимающейся стратегическим аудитом и аккредитацией бизнес школ, - один из главных сторонников однолетнего срока обучения: "С моей точки зрения, однолетняя программа более эффективна, если принять во внимание и затраты, и карьерные сложности, связанные с двухлетней программой".

Но главным преимуществом европейских школ Ургел считает их разнообразие и возможность "выбора между разными странами и программами". Именно из-за этого программы MBA в Европе больше соответствуют потребностям абитуриента.

Европейские школы, по его словам, отличаются и большим разнообразием методологических подходов.

По словам Имонна Уолша (Eamonn Walsh), бывшего декана бизнес школы Smurfit при UCD Dublin, европейские программы MBA более эклектичны, и это идет на пользу студентам. Несмотря на то что программы в школах разных стран мало отличаются друг от друга, европейская модель - более "творческая", как считает Уолш.

Ургел описывает американскую модель обучения как стремящуюся к "стандартизации", но это достаточно мягкое определение. Валери Готье (Valerie Gauthier), декан программы MBA в школе HEC School of Management в Париже, называет США "монокультурной" страной. "И хотя культура США - сплав многих культур, у американцев гораздо больше общих черт, чем различий. Поэтому и программы MBA в разных школах очень похожи друг на друга", - говорит Готье.

С ней соглашается Уолш: "Несмотря на то что в США много иностранцев, и программы MBA, и культура в общем остаются американскими. Ведущие европейские школы гораздо более интернациональны, чем американские".

США пострадали в результате экономического спада в начале 2000-х годов намного больше, чем Европа. Многие выпускники-американцы не смогли получить работу, на которую рассчитывали. У выпускников американских школ из других стран практически не было возможности получить работу в Америке. В результате, по словам Готье, американские программы MBA во всем мире значительно сократились. В этой ситуации европейские школы могут значительно выиграть за счет интернационализации. Например, примерно половина студентов Smurfit из Соединенного Королевства хотя бы год работали за границей. По словам Уолша, американские школы вряд ли смогли бы похвастаться тем же самым.

Американским школам сложно сравниться с европейскими и по разнообразию представителей разных национальностей. В большинстве школ Европы представлено больше 20 национальностей, а в Insead, у которой филиалы в Фонтенбло под Парижем и в Сингапуре, - все 75. Ни одна из национальностей не составляет более 10% всех учащихся и поэтому не может преобладать над другими.

Интернационализации способствуют и союзы между разными школами. Это, в частности, Trium, совместная программа LSE, Stern и HEC, и OneMBA, совместная программа Chinese University of Hong Kong, бразильской FGV-EAESP, мексиканской EGADE, роттердамской RSM и Kenan-Flagler Business School при Университете Северной Каролины (University of North Carolina).

Альянсы образовывались и внутри Европы. Примером может служить совместный проект Warwick Business School, Essec и Mannheim Business School.

Так пришел ли конец преобладанию американских программ MBA на рынке? Готье уверена, что это именно так. "У нас в игре (против американских школ) есть большой козырь, - говорит она. - Наступила эра европейских программ MBA, мы, европейцы, больше адаптированы к жизни в XXI веке ". Европа, с ее богатой культурой, способностью к динамичному развитию, желанием понять потребности рынка и удовлетворить их, может дать больше будущим обладателям MBA.

В США реформа программ MBA практически не проводится, в то время как многонациональная Европа стремится к многообразию в подходах к обучению. Поэтому ее бизнес школы постоянно обновляют свои программы.

То, что Европа нашла свою собственную модель программ MBA, естественно. Континенту с его транснациональными корпорациями, партнерствами и слияниями нужен свой подход к MBA.

Но станет ли европейская модель доминирующей, пока неизвестно. Возможно, учитывая то, что европейские программы рассчитаны на год, они сегодня пользуются большей популярностью. Но какими бы ни были причины этой популярности, американским школам, очевидно, необходимо задуматься и более внимательно изучить опыт коллег из Европы.

По материалам журнала "Ведомости".


Назад

Оставьте ваш e-mail и будьте в курсе последних новостей и акций

Нажимая, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Теги