Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

Инструкторы мирового масштаба

Инструкторы мирового масштаба

Бизнесмены часто обвиняют теоретиков бизнеса в том, что те хороши только на словах, но только не в том случае, когда дело доходит до глобализации. За прошлое десятилетие бизнес образование стало более глобальным, чем сам бизнес, и это важно не только потому, что школы – это тренировочная площадка для глобальной элиты, но и потому, что остальное образовательное сообщество склонно следовать тенденции школ.

Некоторые школы построили кампусы на другом конце света. Первой стала INSEAD, Франция, которая в 2000 году открыла роскошный кампус в Сингапуре со своим профессорско-преподавательским составом. Студенты могут начать обучение на программе МВА в Сингапуре или во Франции, а затем переехать на второй кампус. Около 35-40% студентов начинает обучение на одном кампусе, а заканчивает на другом. Почти столько же в ходе обучения проводит какое-то время за рубежом. Другие крупные школы, например, Wharton School при University of Pennsylvania и Booth School при University of Chicago открыли зарубежные кампусы для программ executive MBA.

У школ, которым не хватает денег или желания открыть кампус за рубежом, есть другие возможности, в частности, партнерство с зарубежными учебными заведениями в сфере обмена студентами. Например, China Europe International Business School (CEIBS) в Шанхае совместно с Harvard Business School и Wharton проводит программы executive MBA. Кроме того, школы стали предлагать «глобальный опыт». В Ross School of Business при University of Michigan все студенты МВА первого года обучения работают за рубежом в течение семи недель.

Лучшие мировые школы стараются сделать студенческий набор максимально интернациональным. В 2008 году 34% студентов 55 ведущих американских и 85% европейских (по рейтингу Financial Times) программ MBA были иностранцами (доля иностранцев среди членов профессорско-преподавательского состава равнялась 26% для Америки и 46% для Европы). Эта тенденция охватывает и менее известные учебные заведения. Согласно UNESCO Institute of Statistics, в 2007 году почти четверть студентов, которые учились за рубежом, изучали бизнес, это самый высокий показатель с точки зрения предмета.

Бизнес школы быстро появляются и в развивающихся странах. Association to Advance Collegiate Schools of Business насчитывает более 13.000 мировых школ, которые предлагают степень в сфере бизнеса. На Китай и Индию приходится 2700 таких учебных заведений, почти все были открыты после 1990 года: если в 1997 появилось только 74 новых бизнес-программы, то в 2007 – уже 641. Лучшие школы на развивающихся рынках решительно настроены выйти на глобальный уровень: доля иностранных студентов CEIBS увеличилась с 10% в 2002 году до 40% в 2009, школа планирует создать «Лигу плюща» на Востоке.

У глобализации бизнес образования есть свои недостатки. Самый очевидный – проблема контроля качества: рынок наводнен шарлатанами, и их сложнее вычислить с другого конца света. Из-за глобализации дополнительно растет и так непомерная стоимость бизнес образования. Отправление студентов за рубеж, проведение международных исследований и конкуренция за лучших преподавателей на безграничном рынке труда – все это требует больших денежных вложений. Кроме того, из-за глобализации жаргон менеджеров, например, «метод 360 градусов» или «стратегическая лестница», распространяется через границы, как птичий грипп.

Бизнес школы заявляют, что, объединяя людей из разных стран в одном наборе, они заставляют студентов расширить горизонты и поставить под сомнение устоявшиеся взгляды. Они преувеличивают. Разнообразие языков и цветов кожи не обязательно означает разнообразие мнений. Обычно студенты глобальных программ МВА – это полиглоты и космополиты. Из-за общения с другими космополитами у них может сложиться ошибочное мнение, что мир, по большей части, состоит из людей, подобных им. Но это не так.

Тем не менее, преимущества бизнес образования значительно превышают цену на обучение. Бизнес становится глобальным: среди 500 крупнейших компаний мира доля фирм, образованных на развивающихся рынках, удвоилась за пять лет, с 8,2% в 2005 году до 17,4% в 2010. Бизнес школам ничего не остается как последовать их примеру. Испанская IESE помогла открыть бизнес-программы в 15 странах, а CEIBS основала школу в Гане. Бизнес школы обычно адаптируют учебный план к местным особенностям. Так Московская школа менеджмента «Сколково» предлагает программу МВА с акцентом на борьбе с коррупцией. Благодаря глобализации растет выбор: в Сингапуре программы по бизнесу предлагают только четыре местных университета, но сингапурцы могут выбирать из 70 международных учебных заведений, которые проводят программы МВА на основе франшизы.

Глобальные программы и США

По мере того, как бизнес образование становится более глобальным, оно все меньше ориентируется на США. До недавних пор в этой сфере преобладали американские бизнес школы, которые обучали американским реалиям. Теперь более трети кейсов на курсах по стратегии в университетах США опирается на примеры зарубежных компаний. Среди азиатских студентов, сдающих GMAT (экзамен, который требуется для поступления в школы США), доля тех, кто направляет отчеты о результатах в США, снизилась с 85% в 2001 году до 67% в 2009.

Появляются глобальные бизнес школы высшей лиги, в число которых входят учебные заведения Европы, Азии и Америки. Культ МВА охватывает весь земной шар: будущие хозяева мира в Бостоне, Пекине и Бангалоре проводят свои молодые годы, усердно (или не очень) изучая теорию менеджмента.

По материалам The Economist.

Назад