Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

Executive MBA. Как сделать правильный выбор?

Executive MBA. Как сделать правильный выбор?

Если попробовать одним словом охарактеризовать сегодняшнее положение вещей на рынках программ Executive MBA, то это слово – «выбор». Можно выбирать, когда учиться, где учиться и как учиться. Отсюда, казалось бы, следует вывод об острой конкуренции между бизнес школами, которые ожесточенно борются за то, чтобы заманить к себе самых лучших студентов. Однако это верно лишь отчасти, поскольку спрос так велик, что бизнес школы сообщают о постоянном увеличении числа абитуриентов.

Спрос на программы Executive MBA (EMBA), рассчитанные на менеджеров с достаточно большим опытом работы, резко повысился – а ведь когда-то они были аутсайдерами на рынке бизнес образования. Сейчас они на подъеме, а местами их наибольшего сосредоточения являются наиболее важные города. К примеру, желающие учиться в Нью-Йорке могут выбирать из пяти программ, которые находятся в числе 21 лучшей программы EMBA в рейтингах, опубликованных Financial Times, – не говоря о том, что неподалеку расположена бизнес школа Wharton при университете Пенсильвании.

Четыре из десяти лучших программ частично или полностью базируются в Лондоне. Однако именно в Азии, а особенно в Гонконге и Китае, Executive MBA на деле доказывает свою ценность. Азиатские бизнес школы, припозднившиеся с выходом на этот рынок, обнаружили, что менеджеры в их регионе считают нецелесообразным бросать работу ради учебы на Full-Time MBA. К примеру, в шанхайской бизнес школе Ceibs, где на курс EMBA поступило более 700 менеджеров, спрос на подобный тип обучения по-прежнему растет, отмечает Нен Лянг (Neng Liang), директор программ EMBA в Ceibs.

«За последние 12 лет количество заявок на нашу программу каждый год увеличивается более чем на 25%, и эта тенденция по-прежнему сохраняется», - поясняет он. В этом году в школе планировали набрать 120 студентов на сентябрьскую программу в Шанхае, однако в конце концов приняли 180 человек. «Пришлось ли поступиться качеством ради количества? Конечно же, нет», - утверждает он.

Стив ДеКрей (Steve DeKrey), заместитель декана бизнес школы при Гонгконгском университете Науки и Технологии (HKUST) говорит, что его школа сейчас на пике своей формы в плане качества обучения, разнообразия студенческого и профессорско-преподавательского состава, а также уровня абитуриентов, которые идут на совместную программу Kellogg-HKUST EMBA (первый номер в рейтинге Financial Times).

«Среди абитуриентов довольно много руководителей высшего звена с очень высокими зарплатами, включая тех, кто зарабатывал более миллиона долларов еще до начала обучения на программе», - рассказывает он.

По словам профессора ДеКрея, в Китае, где HKUST также предлагает программы EMBA, на рынке преобладают два типа абитуриентов. К первому типу относятся менеджеры, работающие в крупных мультинациональных корпорациях; ко второму – те, кого привлекает в Китае обилие возможностей для развития.

Согласно профессору Лянгу, шанхайская бизнес школа Ceibs, которая, по некоторым оценкам, предлагает самую большую в мире программу EMBA, испытывает приток абитуриентов из мультинациональных корпораций и уменьшение числа менеджеров государственных предприятий – с 12% четыре года назад до 7% на сегодняшний день. Он также отмечает рост количества студентов из соседних с Китаем стран, особенно из Японии и Сингапура.

Та же схема повторяется и на программе Tsinghua-Insead MBA, которая стартовала в Пекине в июне этого года. Декан программ EMBA в Insead Шарль Галюник (Charles Galunic) говорит, что лишь четверть студентов являются китайцами – остальные приезжают из Южной Кореи, Сингапура, Малайзии и даже более отдаленных регионов.

Кроме того, наблюдается постоянный рост интереса к подобным программам на Ближнем Востоке. Не только бизнес школы продвигают там свои программы (как, например, LBS), но и сами студенты из этого региона все чаще специально приезжают из своих стран, чтобы поучиться в Европе. В лондонском кампусе Чикагского университета (Chicago GSB) 12% набора в этом году составляют жители Ближнего Востока.

Состав студентов Чикагской программы Executive MBA, базирующейся в Лондоне (38% – жители Западной Европы, 25% – Восточной, остальные – из Азии, Африки и Ближнего Востока) показывает, что постоянно растет число менеджеров, готовых проделать немалый путь ради обучения на самой лучшей программе. Когда бизнес школа Oxford Said в 2004 году запустила свою программу EMBA, предполагалось, что большинство студентов будут местными жителями, рассказывает Стивен Чемберс (Stephan Chambers), директор программ MBA. «Мы немного не рассчитали, - признается он. – К нам приезжают менеджеры даже из Токио, Сан-Франциско и Нью-Йорка».

В последнем рейтинге программ EMBA Financial Times бросается в глаза популярность программ, предусматривающих учебу в нескольких кампусах и представленных двумя или более бизнес школами: три из четырех ведущих программ являются совместными. Даже программа Wharton, оказавшаяся в этом году на третьем месте, проходит в двух кампусах – в Филадельфии и Сан-Франциско.

В то же время менеджеры становятся все более избирательными в отношении программ бизнес образования, стремясь получить за свои деньги максимум возможного (многие программы EMBA в рейтинге FT стоят более $100 000). Все чаще в пакет услуг входит карьерное консультирование, некогда бывшее под негласным запретом на программах EMBA, где за менеджеров зачастую платят их компании. Бизнес школы настроены по этому поводу довольно решительно: «Мы заключаем контракт со студентом, а не с его компанией, - говорит Джим Фишер (Jim Fisher), вице-декан программ MBA в бизнес школе Rotman при Университете Торонто. Тем не менее, по его словам, в компаниях также потихоньку начинают осознавать необходимость управлять карьерами выпускников EMBA. «Проучившись на программе, люди меняются, становятся другими, и если вам кажется, что вам удастся удержать их на прежней позиции, то вы заблуждаетесь».

Одной из первых карьерное консультирование ввела бизнес школа Columbia, и сейчас у ее выпускников есть доступ к целой команде карьерных консультантов. По словам Этана Ханабери (Ethan Hanabury), заместителя декана, компании теперь осознают, что, потеряв своих лучших менеджеров, они уже не смогут найти им достойную замену. Теперь рекрутеры охотятся за студентами и EMBA, и MBA.

«В компаниях программы EMBA рассматривают как своеобразную кузницу кадров, - говорит Ханабери. – Это не столько революция, сколько эволюция».

Программы EMBA подражают обычным программам MBA и в других отношениях. В частности, в Европе и Америке документы на программы Executive MBA начинают подавать и достаточно молодые студенты. По словам директоров соответствующих курсов, так происходит потому, что сейчас менеджеры достигают определенной должности, зарплаты и уровня ответственности раньше, нежели десять лет назад. Это наиболее характерно для ряда отраслей, например, информационных технологий, поясняет Джули Сизек Джоунс (Julie Cisek Jones), заместитель декана в бизнес школе Kellogg при Northwestern University.

Благодаря размыванию границ между студентами MBA и EMBA, у студентов появляется еще больший выбор: они могут выбрать учебу по выходным дням, модульные программы или же сочетание очных встреч с дистанционным обучением и групповой работой.

Подводя итог, можно сказать, что выбор правильной программы немного напоминает сборку кубика Рубика; школы должны помочь абитуриентам сделать правильный выбор. «Это накладывает на нас дополнительную ответственность: мы должны разъяснять, в чем заключается именно содержание нашей программы, а не только ее бренд», - заключает профессор Галюник.

По материалам сайта www.ft.com.


Назад

Оставьте ваш e-mail и будьте в курсе последних новостей и акций

Нажимая, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Теги