Москва, улица Красина, дом 27, строение 2,
подъезд 2, 4 этаж, М. Маяковская

Бизнес школы и бизнес-этика

Бизнес школы и бизнес-этика

Предлагая ипотечные ссуды ненадежным заемщикам и раздувая пузыри на жилищном рынке, магистры делового администрирования быстро окупали расходы и увеличивали стоимость акций своих фирм в течение нескольких лет перед финансовым кризисом; но все закончилось катастрофой как для экономики в целом, так и для стратегии этих фирм.

«Если вам нужно доказательство проблем в сегодняшнем бизнес образовании, то кризис стоит на первом месте», - говорит Джудит Самуэльсон (Judith Samuelson), исполнительный директор Business and Society Program в Aspen Institute. Бизнес школы подвергаются разнообразной критике, но больше всего их обвиняют в том, что преподаватели делают акцент на краткосрочной выгоде, а не на долгосрочных последствиях бизнес-решений. «Многие бизнес школы основываются на том положении, что надо делать свою работу, исходить из собственных интересов, и все само решится», - замечает Тим Форт (Tim Fort), преподаватель бизнес-этики в George Washington University School of Business.

Почувствовав столь пристальный интерес, многие бизнес школы переоценивают роль этики в бизнесе. «Раньше вас могли поднять на смех, если вы ставили вопросы этики на занятиях по финансам, - говорит Форт. – Думаю, ситуация изменилась». Теперь школы вводят курсы, на которых рассматриваются неясные с точки зрения этики ситуации, включают этические вопросы в другие предметы и даже открывают программы, которые меньше всего ожидаешь увидеть в бизнес школе - например, по защите окружающей среды.

Разумеется, не все считают, что к кризису привел недостаток этики. «Мы все равно оказались бы в этой ситуации, даже если бы каждый - от домовладельца до инвестиционного банка и агентства кредитной классификации - следовал закону», - говорит Ричард Шрив (Richard Shreve), адъюнкт-профессор по этике бизнеса в Tuck School of Business при Dartmouth College. Многие выпускники МВА, которые делали ставки на кредитно-дефолтные свопы (двусторонние соглашения, по которым одна сторона (покупатель) производит периодические выплаты другой стороне (продавцу), берущей на себя обязательство погасить выданный «покупателем» кредит третьей стороне в случае невозможности погашения кредита должником), просто не предполагали всех последствий, а не проявили умышленную небрежность. К тому же, к появлению пузырей на жилищном рынке привели и факторы, к которым большинство бизнесменов не имеет отношения, например, политика увеличения денежной массы Федерального Резерва США.

Association to Advance Collegiate Schools of Business, одна из крупнейших аккредитационных организаций программ МВА, никогда не требовала, чтобы бизнес-этика была частью учебного плана. Но некоторые школы, например George Washington, сами сделали ее необходимой составляющей расписания. «Недостаточно читать лекции по этике бизнеса в аудитории, - говорит Джудит Самуэльсон из Aspen Institute. – Если это единственный случай, когда вы поднимаете вопросы влияния на общество и экологию, то студенты решат, что этика похожа на благотворительность или то, чем занимаются в свободное от работы время. Чтобы действительно изменить мировоззрение студентов, надо значительно переделать учебный план». В Graduate School of Business при Stanford University были разработаны курсы, на которых студенты изучают противоречия, возникающие при взаимодействии разных культур, например, политику Google в отношении цензуры в Китае.

Этическая эволюция. 

Кризис не был первым событием, изменившим отношение к бизнес-этике. Когда в 1992 году Ричард Шрив начал преподавать этику в Tuck, то он не ставил себе целью влиять на сердца и умы. Он рассказывал студентам об этических проблемах, с которыми они могут столкнуться в профессиональной деятельности. Но волна выпадов против бизнес школ, вызванная скандалом с Enron в 2001 году, вынудила его изменить подход. «Читая массовую прессу, можно подумать, что бизнес школы принимают умных и целеустремленных молодых людей, обучают их изощренным приемам и превращают в неудержимых, вооруженных и опасных капиталистов. Но мне пришло в голову, что если мы не примем меры, то так оно и будет», - рассказывает Шрив.

Tuck дает студентам возможность обратиться к ценностям, о которых могло не говориться на занятиях. Во время ориентационной недели все 250 студентов первого года обучения проводят один день в некоммерческих организациях сообщества. Сегодня некоторые школы отмечают, что растет число студентов, намеревающихся работать в некоммерческих организациях. «Все больше студентов с опытом работы в банковском инвестировании или технических областях хотят улучшить навыки ведения бизнеса таким образом, чтобы влиять на общество», - говорит Мэттью Нэш (Matthew Nash), генеральный директор Центра Advancement of Social Entrepreneurship в Fuqua School of Business при Duke University.

Некоторые школы стараются расширить изучение этики в аудитории. Это непростая задача. Тим Форт отмечает, что студенты из других дисциплин редко присоединяются к МВА, чтобы предложить другую точку зрения, поэтому он нашел нестандартный способ введения вопросов этики в курс занятий. Последние три года он создает видеофильмы, в которых рассказывает об этических аспектах того, что студенты изучают на других предметах.

«Обучать бизнес-этике не означает просто говорить студентам, что прибыль – это плохо», - продолжает Форт. Он обращается к стремлению студентов делать деньги и подчеркивает, что хорошая репутация и этичное поведения часто оказываются самым надежным инструментом для достижения успеха в бизнесе. Как говорит Форт, «в долгосрочной перспективе этика работает на вас».

По материалам сайта money.usnews.com.

Назад